По Московским следам. Ч1.

Плитка. Улицы. Мавзолей. Музей Игровых Автоматов. Бомж.

Мы провели совершенно потрясающие четыре дня в Москве. Во-многом, благодаря нашим друзьям, которые, не жалея живота и ног своих, водили нас по городу, стараясь показать и рассказать, как можно больше. В день шагомер меньше двадцати тысяч шагов не показывал. Больше тридцати он не показывал тоже, но не из-за сбоя электроники, а токмо волею слабости наших икроножных мышц. Туристы, как показала практика, сдавались на двадцать седьмой тысяче.

Главным препятствием на нашем увлекательном пути оказалась плитка. Как мы поняли, в Москве главное – это размах. Если проводить Олимпиаду – то самую дорогую, если строить башню – то самую высокую, если иметь президента – то самого долговечного, а если класть плитку – то везде, и сразу, и самую новую.

Не пристало Москве быть выстеленной прошлогодней плиткой, решил мэр, листая каталог строителя. Столица России может щеголять исключительно в новом бетонном убранстве. Поэтому большая часть центра Москвы выглядит, как место погони Годзиллы за Трансформерами.

Не смотря на такие трудности, Алине удалось в первый день провести нас по центру Москвы настолько технично, что мы просто не поверили в масштабы катастрофы разрытых тротуаров. Там и тут конечно попадался взломанный асфальт, но, где плитка была уже выложена, Москва предстала перед нами чистым, изумительно красивым, современным, стильным городом, который не засыпает ни на миг.

Мы начали от памятника Маяковскому, прошлись по Большой Садовой и свернули на Малую Бронную, где отдали дань Патриаршим прудам, сидя у которых Берлиоз, перед тем, как Аннушка разлила масло, первый и последний раз пообщался с Воландом, будучи живым.

Я редко придаю значение высокопарным фразам. “Этот город дышит историей” – для меня эта фраза несёт слишком много величия и пафоса. Но в этот день я прочувствовал ее смысл. Каждая улица, каждый переулок, каждое название несли в себе кусочек знакомой книги, любимого фильма или песни. Будь это Патриаршие, Арбат, Садовое кольцо или Тверская, Петровка или даже Лубянка…

Ну и конечно, куда не глянь, всюду витал дух Александра Сергеевича. В этом здании маленький Пушкин родился, в том он жил, там на балу влюбился в Наталью Гончарову, а к музею хоть и не причастен, но имени его музей все равно назван. Ибо велик.

Вернемся к маршруту. Мы свернули на Тверской бульвар, посмотрели на здание ТАСС, дошли до памятника вездесущего Пушкина, скрытого лесами. Над Пушкиным грозно нависала газета Известия.

Оттуда по Тверской улице добрались до отеля Риц, где поднявшись в ресторан на крыше, мы обнаружили шикарный вид на Манежную площадь и Кремль.

В ресторане на крыше отеля Риц мы выпили самый дорогой в мире апельсиновый сок. Вкусовые качества сока были высоки, ровно, как и был красив вид на Кремль в лучах солнца. Мы утешили себя мыслью, что часть оплаты сока пойдет в счёт оплаты вида, впитав сместе с соком который, мы спустились обратно на Тверскую.

Затем по Камергерскому переулку мы дошли до Музея Игровых Автоматов, где нам выдали по мешочку пятнадцатикопеечных монет и предложили тряхнуть стариной. Что я могу сказать? Как же все-таки повезло нашим айпадным детям! В какое унылое г…но мы с вами играли в детстве!

Зависнув в музее на полчаса, мы испили газировочки…

… и бочком-бочком, мимо Лубянки вернулись на Манежную.

Бодро прошагав по Манежной и Красной площади, мы вперили свой взгляд в мавзолей Владимира Ильича – то место, куда мы вернулись через день для того, чтобы отстояв сорок минут в очереди, увидеть дедушку Ленина.

Некоторые мои друзья недоумевали, зачем я так настаивал ,чтобы пойти посмотреть на тело развечанного вождя. Зачем тратить время и стоять в очереди, чтобы глянуть на забальзамированный труп Ленина, который, по большому счёту, уже давно бы стоило похоронить?

У каждой страны есть культовые места. И, как человеку, считающему себя в некоторой степени просвещенным, мне долгие годы чесалось, что так и не довелось побывать в одном из самых культовых мест моей родины. В этот раз я решил закрыть тему визитом вежливости и теперь тоже могу сказать, что Ленина видел! Маленького, бледного, похожего на куклу из музея восковых фигур. Законсервированный символ законсервированной эпохи.

Наша пешая экскурсия продолжилась храмом Василия Блаженного, изнутри оказавшимся весьма скучным. Затем, пройдя через ГУМ и пописав в Историческом Туалете за 150 рублей …

… мы вернулись обратно на Манежную и через Александровский парк, мимо вечного огня, двинули в сторону семнадцати с половиной метрового монумента Владимиру Красное Солнышко.

Там повернув обратно мы обогнули библиотеку имени обитателя мавзолея, бросили взгляд на Новый Арбат и пошли на старый, чтобы ровно за секунду до начала дикого ливня вступить в Вареничную.

Эта запись уже слишком длинна. Продолжение следует. Закончу лишь короткой зарисовкой.

Выйдя из Вареничной, мы свернули на безлюдный Кривоарбатский переулок. Через сотню метров после стены Цоя перед нами предстал воровато озирающийся мужчина, справляющий малую нужду на Кривоарбатский забор. Сворачивать было некуда, посреди дороги была лужа. Мы неумолимо шли на сближение с писающим гражданином бомжеватого вида, элегантно делая вид, что собственно ничего не происходит. Мужчина тоже виду не подавал.

Когда опасность миновала, позади раздался виноватый голос: “Извините, пожалуйста”. Я обернулся, чтобы сказать, мол, ничего, ничего, сами бывало грешили в минуты отчаяния… Но мужчина уже быстрыми шагами удалялся в противоположную сторону.

Вот такие вежливые бомжи писают в районе Арбата. Культуру не пропьешь!

Leave a reply:

Your email address will not be published.