Истории израильского хайтека. Часть Первая. Зачатие.

Израильский хайтек обладает легендарной аурой. Истории успешных стартапов, проданных за тысячи миллионов Гуглу, AOL и другим акулам интернета, вызывают здоровые чувства зависти у многих работников сферы IT нашей маленькой, но гордой страны. Программисты, тестеры, менеджеры по продуктам, системные администраторы, впрочем все, кто в правильный момент оказались в ICQ, Waze или например NDS, сегодня не испытывают особой тревоги за свое финансовое будущее. Однако, подавляющее большинство IT-шников Израиля так никогда и не оказались в этаком золотом хайтековском теленке. И ладно бы не оказались, но от  Тель-Авива до Герцлии Питуах бродят душераздирающие истории про несчастных, рвущих на полысевших макушках волосы программистов, которые, хлопнув дверью, ушли из фирмы, сделавшей так называемый экзит вскорости после их ухода.

За свою карьеру мне довелось поработать в двух израильских стартапах, и о втором, как-раз, я и хочу рассказать. Этой компании уже не существует, но ее следы все еще появляются там и сям на просторах сети, посему назовем ее вымышленным именем Trollify. У Trollify,  друзья мои, были все ингредиенты для успеха.

Как водится, в наличии имелся идейный отец-основатель: слегка сумасшедший предприниматель Лони. Всегда стильно одетый, худощавый, в очках Bvlgari зажигал Лони умы и сердца доверчивых коллег своей бесконечной красивой болтовней, превращая самых непоколебимых скептиков в преданных соратников, глядящих ему в рот, как в рог изобилия. Он обладал нескончаемой страстной энергией, которая, выплескиваясь, как горный поток в весеннюю пору, сметала на своем пути любые преграды: чужие мнения, самолюбие подчиненных, проделанную работу, благоденствие своей жены и трех дочерей. Энергия Лони имела одну единственную цель: жить и творить, как хочет Лони – большой ребенок, с пепельными волосами, пронизывающим взглядом и врожденным даром убеждения. Бездны новаторских идей копошились в голове у него, и огромный офис справа от центрального входа служил театром одного актера, где рождались и умирали самые безумные драматические постановки нашего технического мирка.

Была у нас менеджер по продуктам: серьезная дама Захава, в летах и строгих костюмах, преданно и неустанно, как жена декабриста, записывающая каждое слово, опадавшее с уст нашего идейного наставника. Захава создавала тонны документации, которые в течении считанных дней превращалась в тонны макулатуры. Наполеоновские планы Лони по автоматизации бизнес процессов с помощью электронной почты и такой-то матери менялись со скоростью болида, и милая но старомодная Захава едва успевала стенографировать его мощный поток вдохновения. Долго она не продержалась.

Главный исполнительный директор и начальник отдела маркетинга, парочкой, в дорогих рубашках и блестящих ботинках, колесили по заграницам с кожаными чемоданчиками, регулярно оповещая нас – простых смертных  – о колоссальной заинтересованности продуктом Trollify ведущими корпорациями Израиля, Америки и западной Европы. Время от времени, в большом тронном зале они показывали нам сложные бизнес модели, цветные графики и таблицы предстоящих баснословных доходов, которые по плану должны были вот-вот обрушиться в ничего не подозревающие кошельки штатных сотрудников фирмы. Согласно рассказам наших представителей в мире бизнеса, сильные мира сего уже стояли к нам в очереди, готовыe подписать жирные чеки с именем Trollify в заветной графе. Все, что требовалось от отдела разработки было взять и разработать то, что наобещали два импозантных директора в своих зарубежных турне.

Костяк отдела разработок составляла группа суровых русских программистов: пацанов задумчивых, обстоятельных, слегка оплывших от субсидированных обедов, но не смотря на это не потерявших остроту ума и ловкость пальцев. Программисты, на своем веку повидавшие не одного блаженного с броненосца, к безумным идеям Лони относились весьма скептически и время от времени порывались уйти к конкурентам. Программистов приходилось ловить у дверей и ласково направлять обратно в комнату, где Лони с горящим взглядом вел с ними долгие беседы про новейшие технологии, современнейшие методологии и грандиозные свершения, неминуемо ведущие к процветанию Trollify, которое парило в воздухе буквально на расстоянии вытянутой руки. Программисты покряхтывали, удрученно в качали головами и, будучи людьми практичными и семейными, требовали больше денег. После чего, все еще недовольные, но материально компенсированные, возвращались на свои рабочие места. “Посмотрим, как оно будет” – хмуро говорили они. За идею и болтовню работать не хотел никто, но за идею подкрепленную крупной суммой в шекелях, опционами, длинным отпуском и машиной по лизингу стоило потерпеть еще чуток.

Алгоритмическим мозгом фирмы являлся усатый профессор с перманентно потными подмышками, единолично оккупировавший офис в самом конце главного коридора. Профессор, имя которого кроме бухгалтера не знала ни одна душа, с коллективом не общался, а занимался новаторскими разработками в области искусственного интеллекта, с помощью которого Лони планировал покорить если не весь земной шар, то хотя бы ту его часть, заинтересованную в автоматизации бизнес процессов. Приходил профессор рано и в галстуке. Дверь всегда держал закрытой, и из-за той самой двери часто слышались громкие неразборчивые крики научного работника. Ходили слухи, что он развелся с женой и теперь визгливо делит с ней имущество по телефону. Со временем слухи видоизменились, и в курилке самые информированные секретарши клялись, что профессор таки развелся и таки да кричит на жену по телефону, но на другом конце провода (и это говорилось шепотом) никакой жены нет. Все курящие, включая русских программистов, многозначительно переглядывались, и затушив бычки, возвращались к рабочим местам, стараясь проходить мимо закрытой двери, незаметно на цыпочках. Результаты работы профессора никто не видел, но к ученой степени относились уважительно и при редкой встрече в туалете почтительно пропускали вперед. Один такой визит в уборную и стал роковым для профессора.

Тестеры, бизнес аналитики, системные администраторы – весь набор нужных профессий трудился вместе со мной в образцово-показательном стартапе Trollify, и пока профессор потихоньку сходил с ума, а директора ездили по заграницам, наша фирма, оперируя  миллионами, выцыганенными Лони из известных венчурных капиталистов, тихонько процветала.

Как и было заведено в любом приличном стартапе, приходили мы в офис, располагавшийся в промзоне Нетании, не раньше десяти утра. После утреннего эспрессо и дармовых бутербродов, любезно предоставленными фирмой, мы садились за компьютеры, проверяли почту и смотрели за ночь присланные приколы, картинки и видео-ролики. Затем следовал перерыв на дротики – профессиональную доску мы купили в празднование какого-то полу-успешного полу-релиза. К полудню по комнатам проходил зов на обед, и все, кого Лони не успел затащить к себе в офис на очередной перформанс, выползали из кондиционированных комнат на раскаленный асфальт Нетании для того, чтобы ровно через секунду снова нырнуть в прохладу ближайшего ресторана. После обеда, отдохнув от приема пищи, мы окунались в работу до позднего вечера, выстукивая по клавиатурам ритм новейших технологий с перерывами на кофе,  дротики и сплетни в курилке. Так, вооружившись всем необходимым для успеха, мы и шли к первым своим миллионам.

Но продолжалось это недолго…

Продолжение

2 comments: On Истории израильского хайтека. Часть Первая. Зачатие.

Leave a reply:

Your email address will not be published.