Denbigh road.

Когда возвращаешься в места, где прошли ключевые моменты твоей жизни, иногда вдруг начинаешь предаваться сопливой, рвущей душу ностальгии и хочется положить на бумагу то, что рвется из этой души. Собственно сейчас этим и займусь, пока порыв еще теплится. Текста минуты на три. Если бегло, то и двух будет достаточно.

В районе Ealing мы не были почти восемь лет. Как-то не получалось, да и надобно не было. Но тогда, в августе 2008-го этот район стал нашим первым прибежищем в незнакомом, грохочущем, пугающем Лондонe, в который мы почему-то решили переехать жить. Три наверное самых долгих и необычных недели нашей жизни, полных взлетов, падений, эйфорий и паник. Вика, Юлька и я в одной маленькой пристройке-студии, снятой за баснословные по нашим меркам деньжищи. Я искал работу, чтобы мы могли зацепиться в Лондоне. Вика же искала силы чтобы совмещать роли верной жены, заботливой матери и персонального коуча для своего мужа, чтобы тот не растерял последние остатки мужества и не сбежал обратно в Израиль.

Я помню, как мы в первый раз, груженные чемоданами и Юлькой, вышли из метро на гомонящий Ealing Broadway и обнаружили, что мы не додумались купить подробную карту города. На туристической почему-то отдавали предпочтение дворцам и площадям, а крохотную Denbigh road в Ealing нарисовать неудосужились. Не зная куда идти, мы нашли подмогу у обрамленного в чалму владельца киоска, который ткнул пальцем в нужном направлении.

Я помню, как в первый вечер мы поехали гулять в центр, и как мы были страшно удивлены ближневосточным обликом района Marble Arch. И как другим вечером, добравшись до Букингемского дворца, когда уже смеркалось, мы были немного менее удивлены, кода двухлетняя Юличка своевременно захотела какать. И как в спасительных сумерках, сгорая от стыда, мы сажали ее на горшок в рощице напротив резиденции королевы.

Я помню, как в утро моего первого интервью, одев свой новокупленный костюм, я понял, что не могу завязать галстук. Интернет не работал, найденый зараненее видео-ролик с инструкциями не грузился, и я в попыхах вязал себе на шее морские узлы, надеясь что чудом выйдет полувиндзор. Чуда не случилось, но заработал интернет, и через полчаса, с подгибающимися от страха коленями я трясся в душном вагоне красной ветки метро, крепко вцепившись в поручни, чтобы не выскочить и не уехать обратно в Ealing. Мысль о том, что мне, Мише Лагодинскому, с переулка Ползунова в Харькове, сейчас придется говорить с чопорными англичанами, да еще и по-английски в настоящем офисе в деловом районе оф зе кэпитал оф Грейт Бритейн, заставляла меня биться мелкой дрожью и потеть во все подмышки. Я чуть не вернулся назад, клянусь своим новым костюмом.

Мало сказать, что то первое интервью я с треском провалил, но страх оно мне поубавило, и уже на следующих собеседованиях в совершенно других компаниях я уже не мямлил и бормотал что-то застенчиво и робко, а с гордо поднятой головой и чётко завязанным галстуком рассказывал, что Миша, он нужный и очень ценный программист.

Это сработало, и через две недели и десяток интервью у нас было три предложения, так что вскорости я стал работником Channel 4. Мы праздновали в Тайском ресторане на Ealing Broadway, где, уминая экзотическую чикен тику массалу строили планы на ближайшее будущее. Где мы будем жить? Когда Вике искать работу? Отдавать ли Юльку сразу в садик, и как вообще определить Тальку в школу? Столько неизведанного было впереди, столько нужно еще было предпринять. Нам было по тридцать, и жизнь как-будто начиналась заново.

Еще через три дня, тем самым уложившись в поставленный трехнедельный срок, мы сняли квартиру в Finchley и отбыли обратно в Израиль, чтобы запаковать манатки и приехать в туманный Альбион во второй раз, но уже как полноценные жители.

Много лет утекло. Много важного произошло с тех пор. Менялись работы, рождалась Шелька, покупался дом, и мы какали напротив практически всех Лондонских достопримечательностей. Но я всегда буду помнить этого Чаплина, нарисованного на калитке дома 20 на Denbigh road в Ealing, London. Сегодня было приятно проехать мимо него первый раз за восемь лет.

Leave a reply:

Your email address will not be published.